В книге специально

Воскресенье, 13 Окт 2013, 16:27 | Рубрика: История в лицах
Метки:

В книге специально оговаривается, что из-за специфики кадастровых описаний нельзя выявить, холопы или крестьяне обрабатывали барскую пашню, тем не менее далее несколько неожиданно следует тезис об обременительности барщины для помещичьих крестьян. Рост господской запашки в 40—50-х годах ученый объясняет двумя причинами: увеличением числа поместий и помещиков, а также стремлением феодалов возместить сокращение поступлений от оброка. Колебания в величине и структуре натурально-денежной ренты авяааны с ценами на хлеб: при их стабильности помещик вынужден был согласиться на уменьшение натуральных платежей, увеличивая денежную долю. В 1550-х годах хлебные цены значительно поднялись, и при таких обстоятельствах натуральная часть оброка росла быстрее денежной. В книге сформулирован тезис о произвольном обложении земледельцев феодалами.

Фундаментальный труд ленинградских ученых был по достоинству высоко оценен в печати. Вместе с тем рецензенты отметили некоторые серьезные источниковедческо-методические погрешности, которые поставили под сомнение отдельные конкретно-исторические выводы: например, по кругу вопросов, связанных с окладной единицей, урожайностью, учетом перелога. Значительно обогатив историческую науку, трехтомник по аграрной истории Северо-Запада не смог, однако, существенно повлиять на полемику по поводу важнейших проблем рентных отношений XVI в. Одной из причин этого явилось своеобразие региона: занимая окраинное положение, Новгороде ко-Псковский край сравнительно поздно вошел в состав Русского централизованного государства и бесспорно сохранил следы прежних обычаев, традиций, в той или иной степени оказавших влияние на размер, форму ренты. Данное обстоятельство для конца XV—начала XVI в. оговорено авторами книги 4. Кроме того, регион с резким преобладанием поместного землевладения (вотчины практически отсутствовали) подвергся во второй половине XVI в. разрушительному опустошению, запустению как в результате опричнины, Ливонской войны, так и ряда других причин.

В работах советских историков, посвященных изучению интенсивности эксплуатации владельческих крестьян XVI в., почти совсем не фигурируют такие сдерживающие факторы влияния на систему угнетения, как крестьянская община и обычное право. Поэтому столь важное значение имеет статья Л. В. Милова, который вышел за рамки традиционных форм полемики и попытался показать поэтапный процесс развития крепостничества в борьбе с земледельческой общиной маркового типа.

По центральным уездам России, по существу, нет массовых источников, раскрывающих форму и степень угнетения крестьян. Разрозненные, чаще всего неполные сведения сохранились в уставных грамотах и некоторых других актах, в монастырских хозяйственных книгах, реже в писцовых материалах. При этом в документах обычно отсутствуют данные о количестве земледельческих дворов, поэтому статистические выкладки о величине повинностей в расчете на крестьянский двор практически невозможны.

Комментарии закрыты.