Определенное объяснение

Пятница, 16 Авг 2013, 16:23 | Рубрика: Без рубрики
Метки:

Определенное объяснение такой просьбе мы найдем, если учтем, что эти гонцы одновременно выступали и как торговцы: все они, как и прежде, привозили к московскому двору подарки и получали взамен собольи меха (из Москвы пересылали меха «за службу» и И. Тафрали); попадаются данные и о покупке ими здесь товаров. Вполне вероятно, что они выполняли также торговые поручения И. Тафрали.

В конце лета 1645 г. он сам появился в Москве «с вестьми» вместе с братом Юрием Константиновым, племянником Степаном Юрьевым и сопровождающими. Последовала обычная процедура с обменом подарками. В частности, И. Тафрали получил соболей на 160 р. (сверх пожалования). Члены миссии уехали из Москвы 4 апреля 1646 г., а уже 20 ноября того же года датировано его новое письмо с политической информацией, привезенное греком Андреем Афанасьевым, сохранявшим с ним и в дальнейшем тесные контакты и известным также по торговым операциям в Москве. В 1647 г. поступило новое «вестовое письмо».

И. Тафрали продолжал информировать своих московских адресатов и в последующие годы, после начала освободительной войны украинского народа, когда он оказался в орбите многосторонней дипломатии Б. Хмельницкого. В качестве его доверенного агента грек ездил и в Москву для переговоров, выполнял очень ответственные поручения царского двора, в том числе по поводу самозванца Т. Анкудинова (использовался и живший там с семьей двоюродный брат И. Тафрали Юрий Каранипер). Наряду с оживленной политической деятельностью И. Тафрали продолжал и весьма активную коммерцию в России. В данной связи весьма показательно, что когда после битвы под Берестечко он оказался в польском плену, то русские послы в Варшаве А. О. Прончищев и дьяк А. Иванов попытались добиться его освобождения.

Для нашей темы существенны сообщение уже упоминавшегося грека Л. Афанасьева, что И. Тафрали «с торгом езживал к Москве и не одинова…», и ответ послов Андрею: «…Они про то, как тот греченин Иван Петров приезжал к Москве для торгового своего промыслу, ведают, а царскому величеству про ево, Иванову, ни про какую службу не ведают…»

Комментарии закрыты.