можно сказать

Вторник, 11 Июн 2013, 15:28 | Рубрика: История в лицах
Метки:

Тоже самое можно сказать и о военной дисциплине, которая иногда возрастала до кровопролитной строгости, но, несмотря на то, была очень распущена вообще, в особенности же относительно мещанина и крестьянина.

Поэтому-то в средние века ведение войны было чрезвычайно варварским, и это правило имеет очень немного редких исключений. Поджоги, убийства, грабеж, насилие и умышленное уничтожение посевов и хлебов считались неизбежными следствиями войны. Мы увидим впоследствии, что Тридцатилетней войне принадлежит то преимущество, что она присоединила к этому варварству самую утонченную жестокость; впрочем, ужасы делались и раньше, так например, во время большой войны городов пфальцграф Рупрехт велел бросить живьем шестьдесят пленных городских обозных слуг (garciones) в раскаленную печь для обжига извести.

Военное дело мало-помалу совершенно переменилось, благодаря употреблению пороха и огнестрельных орудий. Выродившееся дворянство утратило свое привилегированное положение в качестве военного сословия, потому что главной силой рати сделалась вместо тяжелой дворянской конницы вооруженная огнестрельным оружием пехота. Место феодального войскового устройства заняло отныне ремесленное, то есть с тех пор война стала вестись преимущественно отрядами наемных войск. Во всяком случае начало наемщины можно отнести ко времени Фридриха Барбароссы, Филиппа-Августа Французского и Генриха II Английского. Итальянские города пускали в ход наемников (banditi) в своей борьбе с Гогенштауфенами, а к прискорбию богобоязненных душ, Фридрих II держал.

Комментарии закрыты.