Мартин рассказывает

Суббота, 20 Апр 2013, 20:21 | Рубрика: История в лицах
Метки:

Мартин рассказывает, что, хотя допрос длился несколько часов, барон держал себя весьма непринужденно. Его неоднократно предупреждали об ответственности за дачу ложных показаний, но он держался уверенно, говорил спокойно и убежденно, на превосходном английском языке. Слушая его, можно было подумать, что книги с «Зондерконто С» находились где-то за тридевять земель и относились к незапамятным временам.

Возможно, Шницлер не подозревал, что эти книги найдены, и потому так беспардонно лгал. Однако, отмечает Мартин, если бы даже он и знал об этом, то со своей точки зрения был бы не в состоянии постичь всю несовместимость своего положения бизнесмена, стоящего якобы в стороне от политики и не интересующегося преступными делами правительства, с записями в бухгалтерских книгах о регулярных взносах на «Зондерконто С», достигавших по меньшей мере 40 тысяч долларов в год. У Шницлера было свое представление о мире; он считал, что можно платить взносы для каких-то «дел» и оставаться в то же время совершенно непричастным к ним.

Джеймс Мартин в течение нескольких лет в период второй мировой войны изучал экономику и характер деятельности германских монополий и их связей с монополиями американскими. Он был видным специалистом в этом вопросе. Однако при первой встрече с Шниц-лером, по соображениям тактическим, Мартин решил разыграть из себя простака. Шницлер попался на эту удочку.

«Для того чтобы дать ему возможность свободно высказаться во время нашей первой беседы, я сделал вид, что мне никогда не приходилось слышать ни о фирме «ИГ Фарбен», ни о фон Щницлере. Для начала я спросил у него, какова его профессия. Когда он ответил мне, что был директором «ИГ Фарбениндустри», я поинтересовался, что это значит. Он сказал, что это название компании. Тогда я спросил у него, чем занималась эта компания, что она выпускала — обувь, суда или ткани.

Комментарии закрыты.