Любой человек

Четверг, 16 Май 2013, 14:01 | Рубрика: История в лицах
Метки:

Любой человек, попадавший в этот отряд единомышленников, мог следовать только в одном направлении, определяемом с самого верха. Шаг в сторону — полное отторжение, потеря всего: власти, прав, благ и привилегий, а то и самой жизни.

Находясь в постоянном страхе, попробуй-ка пооткровенничай, поделись сомнениями, наболевшим! Прорывалась, конечно, наружу и правда, ибо вне ее трудно представить русского человека, но ложь и приспособленчество все сильнее забивали поры общества. Ложь и полуправда во всем: в службе и дружбе, любви и ненависти, на работе и в семейном кругу, в словах и поведении, в лозунгах и будничной жизни. А потому, прежде чем принять на веру то, что сохранили спецхраны КГБ и Главной военной прокуратуры, приходилось обращаться к другим источникам, сопоставлять, анализировать. Ну никак, например, не выходило из многочисленных газетных, журнальных и книжных публикаций, воспоминаний участников, очевидцев событий, что генерал Павлов намеренно вел свои войска к поражению, что он изменял Родине.

После ареста Павлова под конвоем сопроводили обратно в Москву Там до встречи с ним снизошел начальник Главного политуправленияы Красной Армии Мехлис, который успел сполна выговориться перед Павловым, еще будучи в штабе Западного фронта. Разговора в обычном представлении не получилось. Как и там, в штабной палатке под Могилевом, Мехлис орал, топал ногами. Напрасно Дмитрий Григорьевич пытался вставить несколько слов в свое оправдание. Поток брани, казалось, вообще никогда не иссякнет. Но вот Лев Захарович выдохся, засобирался уходить. Цели своей он достиг: дал Павлову понять, что ему бесполезно рассчитывать на поддержку военных.

Комментарии закрыты.